wine club advokat | since 1993
Welcome!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
 
Мы используем cookie — фрагмент сайта, на который вы зашли и который сохраняется на вашем компьютере. Сookie необходимы для анализа данных. Вы можете отключить cookie в настройках безопасности вашего браузера.
Спасибо, все ок!
Close
НЕИЗМЕННЫЙ СТИЛЬ БОРДОБЛЕНДА SAN LEONARDO
КОЛОНКА ЭКСПЕРТА

НЕИЗМЕННЫЙ СТИЛЬ БОРДОБЛЕНДА SAN LEONARDO

Дженсис Робинсон для Financial Times
Конечно, всегда были виноделы, которые оставались вне мейнстрима. Многие топовые бургундцы, к примеру, сохраняли свой стиль десятилетиями и не чувствовали необходимости что-либо менять. Если у тебя есть формула победы, и ты можешь продать каждую бутылку в 20 раз дороже, к чему наводить марафет?
Дженсис Робинсон, винный эксперт, винный журналист, автор 20 книг о вине
Британский винный критик и Master of Wine Дженсис Робинсон посвятила одну из своих свежих колонок в Financial Times знаменитому хозяйству San Leonardo, назвав ее «San Leonardo: Итальянский утес в море перемен» (San Leonardo: an Italian rock in a sea of change).
Первая пятерка Бордо
В последние полвека, как ни в какую другую эпоху, стиль вин постоянно претерпевал изменения, причем даже вин одного производителя.
Убедительный аргумент — вертикальная дегустация первой пятерки Бордо с 1970-х до последних винтажей, во время которой можно наблюдать, как ощутимо выросла концентрация и крепость вин к концу прошлого века, и как в последние годы бордосские гранды становились все более утонченными и чистыми.
Динамика вин Нового Света
Если отвлечься от великих вин Бордо, которые всегда были гораздо более строгими и поджарыми, чем большинство вин мира, и вообще от европейской классики, и обратиться к винам Нового Света, то можно заметить, что австралийские белые становятся все более свежими, а мощные и реактивные ширазы переходят на сторону сдержанной французской сиры, в моду входят вина из прохладных регионов и даже Калифорнию накрыло новой волной, смывающей сладость и жир супер-спелых шардоне и каберне конца прошлого века.
San Leonardo — образец вин вне мейнстрима
Конечно, всегда были виноделы, которые оставались вне мейнстрима. Многие топовые бургундцы, к примеру, сохраняли свой стиль десятилетиями и не чувствовали необходимости что-либо менять. Если у тебя есть формула победы, и ты можешь продать каждую бутылку в 20 раз дороже, к чему наводить марафет? К числу хозяйств, которые на протяжении всех этих лет, иногда с самого момента основания, оставались привержены раз и навсегда выбранному стилю, относится San Leonardo.

«Я не упомянула одну важную винодельческую страну, Италию, поскольку мой главный пример вина, которое мало изменилось с тех пор как было впервые выпущено в 1982-м году, — это бордобленд поместья San Leonardo из приальпийского региона Трентино.

San Leonardo во многих отношениях исключительное хозяйство. Расположенное к северо-западу от Вероны в сторону озера Гарда, в нижней части долины Адиджи, с одной стороны, вне зоны Вальполичелла, а с другой — далеко от виноградников, поставлявших игристые вина Тренто, хозяйство поначалу было почти единственным производителем вина в регионе.

Несмотря на то, что поместье San Leonardo старинное, здесь никогда не занимались вином, пока маркиз Карло Гуэррьери Гонзаго, закончив курс энологии, не поработал в тосканском хозяйстве, где делают Sassicaia, прототип супертосканского каберне 1960-х. Под влиянием создателя Sassicaia маркиза Марио Инчиза делла Роккетта, Карло стало интересно узнать, способны ли скудные глинисто-известковые террасы в усадьбе его жены в Трентино рождать такие же по-бордосски утонченные вина.

Известный слой итальянского общества настолько тесно спаян, что подобен булыжнику. 80-летний Карло и его сын Ансельмо — люди с несколько старомодными манерами и одеваются в тот же твид от того же безукоризненного римского портного, что и глава одноименной тосканской винной династии маркиз Пьеро Антинори, тоже в этом году переваливший за 80. Когда Марио Инчиза делла Роккетта зажег винодельческое пламя, Пьеро одолжил ему своего знаменитого консультанта-винодела Джакомо Такиса, чтобы тот раздул его.

Результатом стала череда винтажей (мне посчастливилось попробовать все), которые сверхъестественно похожи и ошеломительно стабильны. Когда погода неучтива, как в 1984-м, 1989-м, 1992-м, 1998-м и 2002-м, San Leonardo не выпускают. В 2017-м мороз уничтожил половину урожая. Но фактически любой винтаж первого вина хозяйства, которое обычно делают из 60% каберне совиньона, 30% карменера и 10% мерло, красиво сдержан и подобно лучшим красным бордо всегда оправдывает ожидания.

Карменер, сорт, который сейчас широко распространен в Чили, но почти исчез на своей родине в Бордо, был высажен по ошибке вместо каберне, когда Карло закладывал свои виноградники. Сорт карменер дает зеленые и неспелые вина, если не контролировать продуктивность лоз, и чрезмерно концентрированные вина, если же лозу воспитывают слишком сурово, но Карло сумел приручить его.

Только 26 из 300 гектаров поместья засажены виноградом. В какой-то момент здесь развели коров и сын Карло, Ансельмо, говорит, что уже «воображал себя гаучо». Вместо этого в 22 года его назначили ответственным за продажи семейного вина. Вдобавок на рубеже веков бордобленд хозяйства не пользовался спросом, вино было слишком легким. Ансельмо предложил отцу добавить в бленд местный, глубоко окрашенный сорт терольдего. Отец назвал его cretino, и несомненно нашел удачное слово, потому что стиль San Leonardo оказался как раз в пору сегодняшнему спросу на легкость, свежесть и низкий алкоголь.

Сайт San Leonardo вызывает ощущение почти феодальной организации хозяйства. Мажордом Луиджино Тинелли родился в поместье. Но они знавали и трудные времена. Когда Ансельмо присоединился к семейному бизнесу, компания была по уши в долгах, — настолько, что никто даже не заикался о замене карменера на более привычный каберне фран, а «бочки с вином стояли в каждой комнате». Ансельмо боялся, что банки конфискуют хозяйство за долги.

Сегодня мировое признание хозяйства медленно, но уверенно растет, и средняя цена за бутылку превышает 50 фунтов. В прошедшем декабре отец и сын приехали в Лондон как «место, где понимают и ценят классические вина» и представили винной прессе и рынку 15 самых любимых винтажей. Карло сказал, что это был самый волнующий опыт в его жизни.